nostalgya: (Default)
[personal profile] nostalgya


Или почему обществу в России не нужна свобода

Достоевский писал, что главный русский вопрос - "Кому отдать свою свободу?". Жажда неволи - родовая русская черта, и ничего с ней не поделать. Но проблема не в этом. Есть волшебное число для человечества - 3-5%. Это количество пассионариев в этносе. Количество мутантов в популяции. Количество занятых производством материальных ценностей в благополучном социуме. И так далее. И в России эти же самые 3-5% граждан не желают расставаться со своей свободой.

Однако если нация с облегчением вручает власти право руководить собою, то эти 3-5% тоже теряют свободу, хотя они этого вовсе не хотят. Так что нужна система, которая не душила бы этих немногочисленных, но активных граждан. А если говорить более широко, то нужна такая власть, которая не забирала бы свободу, даже если нация хочет ее отдать. Дают - не бери, потому что не твое!

Свобода - не только свобода слова или вероисповедания, это еще и возможность влиять на принятие общезначимых решений. И отчуждение нации от свободы, хоть в мягком варианте, хоть в жестком, может длиться очень даже долго. Пресловутый "особый русский путь" есть просто системное игнорирование индивидуальной инициативы, когда власть смотрит на народ, но не видит гражданина. Такая стратегия называется красивым словом "соборность". Но она хороша только в церкви и на войне.

Не надо обольщаться тем, что мы можем слушать "Эхо Москвы", читать "Новую газету" и ругаться матом в соцсетях. Несвобода спускается и на бытовой уровень тоже. Вот пример: стакан наполовину пуст или наполовину полон? Для свободного человека он наполовину пустой, а для несвободного - наполовину полный, потому что у несвободного человека включен "внутренний цензор". При правдивом оповещении о факте этот цензор дает ложную интерпретацию. Поэтому несвобода всегда порождает ложь. А жить по лжи психологически комфортно, но скучно.

Чем больше лжи, тем проще и яснее картина мира. Мы - хорошие, вокруг - враги, что может быть более четким в самоопределении? И те, кто верит лжи, чаще всего люди хорошие. Тут проблема, наверное, в том, что называется "окном овертона". Реальная картина мира не вмещается в окно восприятия человека, и внутренний цензор, так сказать, архивирует ее до нужного размера.

А при архивации теряется все то, что не совпадает с уже устоявшимися представлениями человека о мире. По какой-то удивительной причине ни разгул лихих девяностых, ни информационная открытость Интернета, ни путешествия по миру, ни свобода слова не расширили "окно овертона" у нации. Как верили в царя-батюшку и масонов-предателей, так и верим. И хоть кол на голове теши.

Востребованность несвободы сформировалась постепенно. Предпосылки были еще в лихие девяностые, когда свобода принесла множество бедствий и стала восприниматься негативно. Но все решилось в тучные нулевые. На страну хлынул поток нефтедолларов. Однако эти деньги были шальные, незаработанные - просто повезло с конъюнктурой.

И деньги были пущены в распыл. И вот праздник завершился. Были и свобода, и деньги, а ничего не построили, всё прокутили. Кто виноват? Свобода виновата. Долой свободу! Увы, свобода не означает богатства, и этот аргумент стал главным в пользу отказа от нее. Несвобода тоже не означает богатства, но в несвободе есть на кого свалить свою вину за собственную бедность.

Наступило время, когда власть взялась формулировать эти смыслы, и формулировать самостоятельно - без литературы и искусства, а заодно без свободной прессы и гражданского общества. Разумеется, власть делает это в первую очередь в своих сегодняшних интересах. Так что в борьбе за смыслы культура проиграла власти, а нация этого не заметила.

В советское время литература была сразу всем: историей, социологией, философией, культурологией, психотерапией и так далее. Российская литература ныне лишилась и социального внимания. Отстав от мирового постмодерна, она перестала быть инструментом познания общества. Наконец, очень большую роль сыграли социальные сети. Людям интереснее читать не то, что пишут писатели, а то, что пишут медиазвезды, единомышленники или просто знакомые.

Удивительное свойство России - быть неоднородной. Единой и одинаковой России нет. Россия изнутри устроена очень сложно и каждая ее часть, каждая региональная идентичность живет по своим стратегиям. Причём, одновременно в разных временах. Хайтековская Москва - в XXI веке. В провинции - вполне себе Советский Союз. Какие-нибудь деревушки где-нибудь в глуши на Подкаменной Тунгуске до сих пор пребывают в XVII столетии. А кочевники тундры, хоть они с ружьями и снегоходами, - еще до истории, в общинно-родовом строе.

Profile

nostalgya: (Default)
nostalgya

June 2017

M T W T F S S
    123 4
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags